главная страница карта сайта написать письмо
  • О компании
  • Новости
  • Статьи
  • Проекты
  • Контакты
Новости регионов

22.09.2017

Сделка «Транснефть» — Сбербанк как «зеркало российской экономики»

Сделка «Транснефть» — Сбербанк поучительна во многих отношениях. Несмотря на то, что она уже давно обсуждается в прессе, тем не менее, на ряд вопросов еще не получен окончательный ответ.

21.09.2017

В Калужской области отказываются брать на работу осуждённых

В регионе создадут систему квотирования рабочих мест.

21.09.2017

Воронежская область вышла в лидеры по уровню развития событийного туризма

Глава региона уверен, что возможности Воронежской области в сфере туризма не используются в полном объеме.

20.09.2017

Чиновников Татарии простимулируют премиями

Премировать будут из излишков средств, возникших в бюджетах.

20.09.2017

Нижегородских врачей заставляют отказаться от надбавок за вредность

Врачам Центральной городской больницы Арзамаса говорят о возможном увольнении в случае несогласия с новыми условиями труда.

19.09.2017

В Курской области построят мясохладобойню на 4,5 млн голов

Стоимость проекта почти 70 млрд. рублей.

19.09.2017

В таможнях УрФО ждут массовых увольнений

Фискальное ведомство планирует дальнейшую оптимизацию.

18.09.2017

Полиция оценила ущерб от «минирования» по всей России

Государство потратило 300 млн руб. на эвакуацию людей из различных объектов из-за массовых анонимных звонков о «минировании» по всей стране.

18.09.2017

Регионы могут получить право снижать налог на прибыль компаний с оборотом 150-500 млн рублей

Антон Силуанов также предложил возможность увеличения предела для подачи упрощенной отчетности со 150 миллионов рублей оборота по году до 500 миллионов.

15.09.2017

Путин и Орлова: успехи и жалобы

Президент Владимир Путин и глава Владимирской области Светлана Орлова провели рабочую встречу в Ново-Огарево.

СтатьиСтатьи

«Сбербанк говорил, что сделка для нас безрисковая. А у нас не было оснований не доверять банку»

7 Июля 2017

Первый заместитель главы «Транснефти» Максим Гришанин рассказал подробности о суде со «Сбербанком» в интервью «Коммерсанту». 

В начале июня «Транснефть» выиграла у Сбербанка в первой инстанции суд по иску на 70 млрд руб., речь шла о заключенной в 2013 году сделке с валютными деривативами, из-за которой компания понесла убытки. Сбербанк собирается подавать апелляцию. При рассмотрении спора «Транснефть» посчитали слабой стороной, не способной оценить риски. Однако, говорит Гришанин, суть была совершенно в другом.

«Мы не заявляли собственную некомпетентность. В нашей позиции говорится о недобросовестности Сбербанка, который продавал нам сложно структурированный продукт, будучи одновременно нашим консультантом. Мы ставили вопрос о полноте раскрытия информации по продукту, который нам продавал Сбербанк как вторая сторона сделки. По его структуре, механизмам расчета, рискам, связанным с реальным продуктом, а не с тем, что рисовалось в презентациях», — рассказал представитель компании.

По его словам, и «Транснефть», и Сбербанк на суде представили тысячи страниц материалов. «Вся наша позиция строится на документах банка: на его письмах к нам, презентациях… Эту сделку они нам продавали с начала 2013 года, постоянно корректируя условия и рассказывая о ее выгодах. Для нас это был способ удешевления традиционного займа, а сам банк, как оказалось, фактически этой сделкой хеджировал свои валютные риски», — говорит Гришанин. Он добавил, что с этим столкнулась не только «Транснефть», но и еще ряд клиентов Сбербанка, которым он включал подобные инструменты в кредитный продукт.

В суде компания представила расчеты экспертов, которые прогнозировали резкое ослабление рубля. «Сбербанк — наш давний надежный партнер. И в суде, заметьте, мы не представили какой-то новый расчет. Один из экспертов, которого мы наняли, представил свои расчеты, сделанные в 2012–2013 годах и опубликованные в корпоративном журнале Сбербанка «Прямые инвестиции». То есть Сбербанк как институциональное учреждение знал или должен был знать о тех вещах, которые публиковал в собственном издании. И основной вопрос в том, что он должен был нам раскрыть. Должен ли был он сообщить, что существуют альтернативные мнения и анализ?», — сказал собеседник издания. Кроме того, продолжает Гришанин, компанию не проинформировали о прогнозе ЦБ РФ, который вышел буквально за месяц до сделки.

«Не учитывать или не раскрыть их было неправильно. Очевидно, что банк недобросовестно довел до нас эту информацию», — уверен представитель «Транснефти».

Он также ответил на упреки в том, что собственные профессиональные эксперты компании должны были оценить риски. «Смотрите: документацию по сделке мы обсуждали на протяжении 11 месяцев, при этом декларацию о рисках нам присылают всего за восемь дней до сделки. Причем в электронном сообщении сотрудник банка пишет, что это стандартная документация и ее нужно подписать как можно быстрее, на следующий день», — сообщил Гришанин.

На вопрос о том, не мешает ли судебное разбирательство работать дальше со Сбербанком, Гришанин ответил: «Мы продолжаем работать в обычном режиме».

Позицию Сбербанка в связи с решением суда первой инстанции по иску «Транснефти» изложил вице-президент — директор правового департамента Сбербанка Игорь Кондрашов. Относительно выводов суда о том, что в сделке с производными финансовыми инструментами «Транснефть» как нефинансовая организация была заведомо слабой стороной, господин Кондрашов отметил: «Банк при заключении и исполнении сделки действовал добросовестно и никоим образом не вводил компанию в заблуждение. Странно было бы предполагать, что в одной из крупнейших российских компаний, которая на момент сделки со Сбербанком заключила более ста аналогичных сделок с иностранными банками, не было специалистов достаточного уровня квалификации для оценки условий сделки, которые не могли адекватно оценить возможные риски». В банке ссылаются на то, что сделка с «Транснефтью» готовилась более года, была рассмотрена и утверждена правлением компании и соответствует всем требованиям законодательства, а также была заключена на основании стандартной документации для подобных сделок. «Если же говорить о росте курса доллара, из-за которого “Транснефть” считает себя пострадавшей стороной по сделке, то на момент конца 2013 года, когда заключалась сделка, возможность роста курса доллара выше 50 руб. за доллар уже в 2014 году расценивалась как маловероятная, что и оговаривалось в документах по сделке»,— утверждает господин Кондрашов.


Возврат к списку