главная страница карта сайта написать письмо
  • О компании
  • Новости
  • Статьи
  • Проекты
  • Контакты
Новости регионов

21.07.2017

Житель Рязанской области убил жену и сыновей из-за безденежья

Получив травму на стройке, он не смог обеспечивать семью как раньше.

21.07.2017

Берущимся за долгострои Подмосковья девелоперам планируют бесплатно выделять землю

Это позволит снизить число проблемных строек, в которые вложили свои средства пайщики.

20.07.2017

Регионы УрФО отказались платить «Фортуму» и «Т плюс»

Генераторы остались без сверхприбыли.

20.07.2017

Власть в Чувашии снова судится из-за цен на мусор

Скандал с ценами разразился в Чебоксарах в феврале 2017 года в связи с запуском нового полигона, когда вступили в силу резко увеличившиеся тарифы на утилизацию ТБО. В ответ перевозчики синхронно и единогласно более чем вдвое увеличили плату за услуги.

19.07.2017

Долги по зарплатам: в регионах нарастает напряжение

После того, как Владимир Путин поручил разобраться с «борзотой», не выдающей деньги работникам нижнетагильского завода, в регионах со схожими проблемами воспряли духом и тоже просят вмешательства президента.

18.07.2017

Силуанов предложил ввести мораторий на регулирование расходов регионов

Министерство финансов РФ выступило с предложением ограничить расходные обязательства регионов на федеральном уровне.

18.07.2017

В Челябинской области ликвидируют депрессивные муниципалитеты

Минэкономразвития РФ представит проект челябинской агломерации Дмитрию Медведеву.

17.07.2017

Саратовская область: Теневая экономика стала самостоятельным сегментом рынка труда


Ситуация в Саратовском регионе, где теневая экономика превратилась в самостоятельный сегмент на рынке труда, характерна практически для всех субъектов РФ, заявила министр экономического развития области Юлия Швакова.

14.07.2017

Самую крупную в истории Югры выплату получат семьи и юные жители региона в 2018 году

Получателями поддержки станут более 500 тыс. семей и молодых людей.

СтатьиСтатьи

«Сбербанк говорил, что сделка для нас безрисковая. А у нас не было оснований не доверять банку»

7 Июля 2017

Первый заместитель главы «Транснефти» Максим Гришанин рассказал подробности о суде со «Сбербанком» в интервью «Коммерсанту». 

В начале июня «Транснефть» выиграла у Сбербанка в первой инстанции суд по иску на 70 млрд руб., речь шла о заключенной в 2013 году сделке с валютными деривативами, из-за которой компания понесла убытки. Сбербанк собирается подавать апелляцию. При рассмотрении спора «Транснефть» посчитали слабой стороной, не способной оценить риски. Однако, говорит Гришанин, суть была совершенно в другом.

«Мы не заявляли собственную некомпетентность. В нашей позиции говорится о недобросовестности Сбербанка, который продавал нам сложно структурированный продукт, будучи одновременно нашим консультантом. Мы ставили вопрос о полноте раскрытия информации по продукту, который нам продавал Сбербанк как вторая сторона сделки. По его структуре, механизмам расчета, рискам, связанным с реальным продуктом, а не с тем, что рисовалось в презентациях», — рассказал представитель компании.

По его словам, и «Транснефть», и Сбербанк на суде представили тысячи страниц материалов. «Вся наша позиция строится на документах банка: на его письмах к нам, презентациях… Эту сделку они нам продавали с начала 2013 года, постоянно корректируя условия и рассказывая о ее выгодах. Для нас это был способ удешевления традиционного займа, а сам банк, как оказалось, фактически этой сделкой хеджировал свои валютные риски», — говорит Гришанин. Он добавил, что с этим столкнулась не только «Транснефть», но и еще ряд клиентов Сбербанка, которым он включал подобные инструменты в кредитный продукт.

В суде компания представила расчеты экспертов, которые прогнозировали резкое ослабление рубля. «Сбербанк — наш давний надежный партнер. И в суде, заметьте, мы не представили какой-то новый расчет. Один из экспертов, которого мы наняли, представил свои расчеты, сделанные в 2012–2013 годах и опубликованные в корпоративном журнале Сбербанка «Прямые инвестиции». То есть Сбербанк как институциональное учреждение знал или должен был знать о тех вещах, которые публиковал в собственном издании. И основной вопрос в том, что он должен был нам раскрыть. Должен ли был он сообщить, что существуют альтернативные мнения и анализ?», — сказал собеседник издания. Кроме того, продолжает Гришанин, компанию не проинформировали о прогнозе ЦБ РФ, который вышел буквально за месяц до сделки.

«Не учитывать или не раскрыть их было неправильно. Очевидно, что банк недобросовестно довел до нас эту информацию», — уверен представитель «Транснефти».

Он также ответил на упреки в том, что собственные профессиональные эксперты компании должны были оценить риски. «Смотрите: документацию по сделке мы обсуждали на протяжении 11 месяцев, при этом декларацию о рисках нам присылают всего за восемь дней до сделки. Причем в электронном сообщении сотрудник банка пишет, что это стандартная документация и ее нужно подписать как можно быстрее, на следующий день», — сообщил Гришанин.

На вопрос о том, не мешает ли судебное разбирательство работать дальше со Сбербанком, Гришанин ответил: «Мы продолжаем работать в обычном режиме».

Позицию Сбербанка в связи с решением суда первой инстанции по иску «Транснефти» изложил вице-президент — директор правового департамента Сбербанка Игорь Кондрашов. Относительно выводов суда о том, что в сделке с производными финансовыми инструментами «Транснефть» как нефинансовая организация была заведомо слабой стороной, господин Кондрашов отметил: «Банк при заключении и исполнении сделки действовал добросовестно и никоим образом не вводил компанию в заблуждение. Странно было бы предполагать, что в одной из крупнейших российских компаний, которая на момент сделки со Сбербанком заключила более ста аналогичных сделок с иностранными банками, не было специалистов достаточного уровня квалификации для оценки условий сделки, которые не могли адекватно оценить возможные риски». В банке ссылаются на то, что сделка с «Транснефтью» готовилась более года, была рассмотрена и утверждена правлением компании и соответствует всем требованиям законодательства, а также была заключена на основании стандартной документации для подобных сделок. «Если же говорить о росте курса доллара, из-за которого “Транснефть” считает себя пострадавшей стороной по сделке, то на момент конца 2013 года, когда заключалась сделка, возможность роста курса доллара выше 50 руб. за доллар уже в 2014 году расценивалась как маловероятная, что и оговаривалось в документах по сделке»,— утверждает господин Кондрашов.


Возврат к списку